October 4th, 2004

dusya

Только для Тех, Кого Тошнит!

Уважаемые Те, Кого От Нас Тошнит! Сложилась такая ситуация, что в предыдущем посте не блевать, потому что я с трудом вообще разбираюсь, где там наблевано и где надо побрызгать дезодорантиком - ведь там под 200 комментариев! Очень, очень сложно! Поэтому я специально завела вот этот ПОСТ, чтобы уважаемые тошнящие могли поблевать в комментариях - здесь все девственно чисто, пусто, и блевотка будет хорошо заметна и сразу бросаться в глаза.

Удачи!
dusya

День сюрпризов. Воскресенье.

День начался с сюрпризов. Вначале я намылила голову, и в эту минуту сломался душ - из него перестала течь вода. Если бы оттуда откровенчески излился компот или жидкий лошадиный глаз, это было бы более-менее в рамках ситуации - но just воздух - "air can hurt you, too!", воистину. Тогда я с грохотом легла на дно ванной и попробовала вымочить голову под краном, расположенным крайне низко. Тут в дверь, конечно же, позвонили. Голая и удивленная, я всмотрелась в глазок, там был Максим и еще какая-то девочка. "Открой, - сказал Максим, - Это твоя сестра! Двоюродная!". Я одела халат прямо на мыло, которое было всюду, даже на лице и в носу, и открыла дверь. Вошел Максим и красивая девочка-панк с пирсингом на лице. "Ого!" - сказала я и выдула из носа красивый мыльный пузырь. Через несколько минут я узнала в девочке свою сестру Екатерину За из города Гродно и несказанно обрадовалась. Правда, потом мыло начало щипать мне глаз, поэтому я только поздоровалась и снова убежала в ванную.

Потом пришел Янук Латушка и гордо заявил, что его забирают в армию. По этому поводу был произведен обмен. Мы ему - варенье из райских яблочек и кассету группы PULP, он нам - фунт колбасы. Правда, фунт тут же съела Машутка, которая как раз возвращалась с работы, где она уже зажевала одного-двух белорусских министеров, но министеры жилисты как козье вымя, еды с них никакой. Еще Янук привел Саныча. У Саныча были замечательные брюки и очень интеллигентный вид: мне даже постоянно было неловко, что мы наверное фрики и несем ерунду, а вот Саныч все запоминает. Правда, потом Саныч рассказал, как они оторвали воротничек милиционеру в метро, и я тут же перестала его опасаться! Потом мы купили белое мясо и поехали к Карпу и Аделе. Аделя мастерски потушила белое мясо и мы скушали его с чесноком, который не менее мастерски почистила Машутка. Потом мы выпили пиво и рассматривали картины Ольги По - прекрасные, удивительные картины! Дальше было совсем странно: Янук массировал Машуткины ноги ("Твои ноги ЗАЖАТЫ, Маша"), а потом ушел на кухню и завел с Аделей нравоучительный дискурс о веществах. Янук был вштыренный-вштыренный, зря он сегодня в военкомат пошел - если он будет разговаривать с ними, как вчера разговаривал с Аделей, его непременно отправят в батальон маленьких усачей играть на серебряном треугольничке. Карп был очень интеллигентен, но журналы "НАШ" все равно не вернул. Я же отчего-то очень хотела всем понравиться, поэтому вела себя вздорно и жалостливо: теребила Машуткино ухо, затевала с Аделей беседы о факультете дурналистики ("А правда, что профессор Качневский однажды курил в туалете карбид?") и фотографировала собственные портреты фотоаппаратом Янука. Глупо, очень глупо. Зато по дороге домой мы повстречали Полковника Гваделупо, который подарил каждому из нас по вяленой рыбке, бархатной маске лижущегося котенка и огромной пышной розе, похожей на горсточку малиновых птах, зажатых невидимой ладонью.
  • Current Music
    ska-p