August 30th, 2004

dusya

Про полкотенка я как-нибудь потом напишу

Очень много всего случилось. Во-первых, я хотела немножко поработать журналистом. Пришла в журнал "Северная жопа" и говорю: я, мол, звезда отечественной журналистики, все дела, а что вид у меня непредставительный, так это меня потому что в школе чморили за мистицизм и оттуда взгляд у меня пуганый. И глаза красные как у белого кролика - чисто записки институтки, а не деловой человек.

Не поверили.
Вот список дисков, которые они мне дали на рецензию:

Руки Вверх "А девочкам так холодно".
Александр Васильев "Это чувство сильнее любого медведя".
Фабрика Звезд 4 "Утячья цацечка".
Сборник "Сто оргазмов этим летом" (я не шучу).
Руслана "Евровидение будет в Киеве".
Кукрыниксы "Король и Шут - говно".
Сборник "Нашествие, мы пережили нашествие".

По-моему, великолепно. То-то у меня вчера депрессия была. Сидела дома, сидела, и вдруг как разревусь - потому что лето вдруг кончилось, знаете, оно ведь в одну секунду кончается, приступообразным и нечестным образом. Выбежала из дома, села в парке Челюскинцев на землю и начала из нее слизеня выковыривать. Чтобы только отвлечься, скользенького такого. Двух слизеней выковыряла, с божьей помощью и не только. И тут мне Янук позвонил - он почувствовал, что я сижу дурища реву на земле и слизеня зубом ковыряю, Александр Сергеевич Пушкин-Няня, а не девочка. Янук меня ужасно порадовал, рассказал о фриках, которых он ежедневно наблюдает. Еще он рассказал о том, как лечится от простуды - он пьет молотого леопарда. У моего папы в аптеке продавался экстракт молотого леопарда, но я лучше не буду вдаваться в подробности, потому что я пишу не рок-энциклопедию журнала "Ровесник", а бытописание пустого никчемного человека, который к тому же еще и как любовник ни на что не годится. Я даже проснуться толком не умею, а вы говорите - любовник. Да я Деус слушаю, какие любовники из таких, дурдом сплошной и кофе в постель, а потом опять спать.

В общем, самые яркие события этих выходных - полкотенка и Янук, который вдруг позвонил донельзя в подходящий момент. Полкотенка - это не фамилия, хотя фамилия тоже яркая (псевдоним застолбили, не толпитесь), это детективная почти история, но у меня ни на что не осталось сил. Я потом напишу про полкотенка, хорошо? Я не могу писать ни о чем, потому что у меня почти никого не осталось, это так больно, вы что.

Привет, целую.