April 21st, 2004

dusya

Народнае сьвята

Ходили вчера с М. на кладбище смотреть, что там происходит. Кладбище искрило человеческим фактором и космополитично колыхалось в пространстве, как уютный сельский ресторан. Клубился дым и жарился смрадный, смачный шашлык. Монахини улыбались нам и объясняли, что заказывать службу по самоубийце, к примеру, нельзя. На могилках сидели печальные семьи и заправляли майонезом оливье, принесенный в двухлитровых банках. Кругом резвились дети и дул песчаный вечер. М. не могла открыть пиво и ужасно ругалась. В общем-то, мы сильно не отличались от народных масс - пили пиво и разговаривали о том, что жизнь меняется мгновенно, и чаще всего - у всех сразу.

"Вообще на кладбище лучше ходить вместе со всеми", - сказала М. В чем-то она права - человеческий фактор всегда перевешивает нечеловеческий, который там где-то внизу. Поэтому все и улыбаются, поэтому мне и не стыдно открывать пиво, используя оградку соседней могилки, в которой лежит благообразная старушка (мертвая - значит, благообразная, вот оно что). Потом мы выливаем пиво в землю просто так и едем обратно в город, чтобы фотографировать собак, есть голубцы с янтарным соком и спасать жизни старушкам, которых я никогда не увижу, но в которых я верю, как и в отсутствие себя.
dusya

Непредсказуемость вялотекущего родства

- Смотри, что эта сумасшедшая домой принесла.

Папа смутился и не знал, что ответить. Мама взяла в руки мешок с рыбьей чешуей и начала совать его папе в руки. Крошечная Настасья подпирала собой дверь и плакала, как будто дверь сейчас грохнется и подомнет ее под себя.

- Это твоя мать! - кричала мама, - Что я буду с этим делать, у ребенка аллергия!

- Возможно, ей это нужно для лечения, - грустно сказал папа, - Можно ведь из этого, наверное, делать отвар и прикладывать к пролежням.

Настасья захлебнулась кашлем и начала царапать ногтями обои.

- Или это чтобы растения удобрять, - совсем неуверенно пробормотал папа.

Внутри рыбьей чешуи что-то заворошилось, с трепетом плеснуло мягким боком о целлофан и внятно сказало: "Отвори окна, двери отопри, Зеленый Осетр сейчас к вам в квартиру придет!".

- Вот видишь! - снова запричитала мама, подталкивая папу к двери.