?

Log in

No account? Create an account
April 7th, 2004 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

April 7th, 2004

Как мы съездили в Москву [Apr. 7th, 2004|03:03 pm]
deja vu смерть
[Current Music |nova huta - borders in the west (disco polo version)]

В Москве была невыносимая жара. Отовсюду текло тепло, воздух красным кирпичом ворочался в легких, колени лопались, как волдыри. Из-за этого гулять по городу было невозможно – мы с Максимом пошли в бутик «Ананас» искать рубашонку, но там продавали только Вивьен Вествуд, а мы ее боимся, потому что она спала с Рымкевичем. Так и не купили рубашонку. Тогда мы пошли в ресторацию «Поланд», но по дороге увидели бабушку, торгующую семками, и купили вместо всего этого два кулька семок. Здорово! Ходишь себе по городу, семки жуешь, и жара нипочем!

Правда, семки жувать нам быстро наскучило, потому что от них кожура под ногтями скапливается. Мы еще зашли в бутик «Антонио Ломбарго», купили таки рубашонку, а потом вдруг решили пойти на концерт групп Нова Хута, Неоангин и Псоя Короленко, хотя никто толком не знал, для чего там вообще Псой Короленко, у них совместный проект с Авиньоном, но кому это надо? Нам – не надо. Нам был надо Резничек – он выступал на разогреве, никого не разогрел, ушел в ресторанную комнату и начал поедать там ромштекс. Мы побежали брататься с ним, но столкнулись с Приговым Дмитрием Александровичем, в матросочке, знамо дело.

Пригов немного прихрамывал – возможно, это было что-то литературное. Пригов был демоничен, как занимательная физика. Его верхняя челюсть выдавалась вперед и поэтому Пригов напоминал мустанга, который наелся грибов и оттого стал маленьким, как речной трамвайчик.
- Скажите ему, что надо меньше последних строк, - скрипел Пригов гардеробщику мантрическим жужжанием, - Пускай из всего выкидывает две последние строки, там бесподобных наслоений журчания.

Я бросилась к Януку (он тоже там был некоторое время) с воплем: «Там Пригов!», но Янук, как назло, встретил знакомого мальчика-гримера и беседовал с ним около выхода из клуба. Он хотел, чтобы мальчик работал с ним в команде, когда Янук будет снимать фильм про Кветку Фьючинску.

- Кветка Фьючинска, - это старая полька, которой некому оставить наследство, - бормотал он мальчику-гримеру, и в уголках его рта скапливались крохотные белые облачка волнения и времени, - И тут она узнает, что в Беларуси у нее остались какие-то дальние родственники, от которых сбежал ее дед еще в конце прошлого века. Она разыскивает тех, кто остался – это два брата, Андрусь и Ихтиандр. Андрусь мечтает стать рок-звездой, а вот у Ихтиандра вместо ногтей – жабры, поэтому когда он задыхается в жару, он опускает кончики пальцев в специальное ведро с холодной водой. Это все как-то пугает Кветку Фьючинску, но тут появляется новый персонаж – председатель ЖЭСа Артемий Троицкий, однофамилец того самого Артемия Троицкого, хихи. Загвоздка в том, что он ест только творог – поэтому икрой его, к примеру, не подкупишь.

Мы поняли, что Янука лучше не трогать, и наблюдали Пригова вдвоем. Подойти к нему мы не решались – боялись, что Пригов огреет нас строфой, как оглоблей.

Когда Пригов ушел, мы подошли к Резничеку и уселись рядом с ним за стол, чтобы подружиться.
- Границы на западе, границы на востоке, границы между нами, после всякого концерта у меня депрессия, - пожаловался Резничек, - Когда этот унизительный Псой прекратит мучать Джима, мы потом дадим еще один концерт, где будем играть песни Роберта Смита. После этого моя депрессия закончится, и я буду более дружелюбным, а пока оставьте меня.

Конечно же, мы его оставили. После песен Роберта Смита Резничек стал ужасно любвеобильным, подарил нам диск группы NOVA HUTA, а Джим Авиньон отчего-то подписал его “Lieber Max!”, хотя, понятное дело, он к этому диску никакого отношения не имеет.

После этого мы поехали домой, проспали там ровно сутки и поехали на концерт группы Терапия (вопрос). В Терапии играло три человека – улыбчивый толстенький Энди, лысый Майкл и барабанщик Нил. С двумя из этих троих я разговаривала по телефону, поэтому весь концерт было немного обидно – естественно, казалось, что они будут привечать и замечать меня издалека, но нет. Майкл лупил по басу мускулистой пятерней и беспрерывно фотографировал толпу, которая посреди концерта вдруг подорвалась хором орать: «Джеймс Дойс трахает мою сестру!». Энди от этого аж прослезился и начал бить себя кулаком в сердце и материться, как уборщица – «Бля буду, но в фукин Москву вернусь! Вы, вашу мать, самая разпиздец аудитория на свете!» – и слезу вытирает, и глаза совой расширяет. А народ изловчился и за гитару его – хвать! Энди, конечно, заулыбался, ласково гитару на себя тянет, просит вернуть – мол, ребятки, мне на ней еще играть надо – но те ни в какую, тянут гитару, скручивают ее почем зря. Энди гитару отбил – ирландец все же! – а она уже в жопу расстроена. Как раз чтобы песню Яна Кертиса играть – «Изоляция». Народ тут же опять хором поет: «Изоляция, изоляция!» - они ведь не знают, что это Яна Кертиса песня. А кто-то еще кричит: «Диану, Диану давай!». А Диана – она тоже не их песня, это группы Хаскер Ду песня. Нет бы кричать им: «Шестимильную воду!» или «Трамвай, постой!» иль вообще какую-нибудь «Плохая карма идет за тобой!» – так нет, все хором: «Диана, Диана!». А виолончель Энди в гримерке забыл – так и не спел Диану. Ну и чорт с ней, с этой Дианой изнасилованной (причем изнасилованной изначально группой Хаскер Ду) – все равно концерт был замечательный. Мы потом постоянно ходили и улыбались, потому что в Терапии (вопрос) очень много удивительной атмосферной силы, нервной мощности и настоящей доброй рок-н-ролльности – ну, как у группы Рамонес.

Дальше было не интересно. Все утро меня тошнило, а Максим с Януком смотрели фильмы «Даун Хаус», «Возвращение» и «ДМБ» (Dave Matthews Band, ага, как же). Потом мы сели на поезд, забрали у Папакуля кроватку для маленькой Корнелии (см. журнал avvakum) и вернулись в Минск. А в Минске, пока нас не было, расцвели бутончики корицы – и весь город покрыт нежной коричневой пылью.
Link4 comments|Leave a comment

апрельские встречи. девочки, которые мне нравятся. [Apr. 7th, 2004|08:52 pm]
deja vu смерть
Видела сегодня Марию, Татьяну и Ольгу. Это хорошие девочки, и они все мне ужасно нравятся. Но вот опять же - имидж. Мария сказала, что я не умею рисовать и мыть полы. Татьяна сказала, что я уже не маленькая, чтобы в хозяйственном магазине нахлобучивать на голову какую-то крышку с забралом (деталь ночного горшка по-моему) и играть в Игги Попа периода Naughty Little Doggie, и даже припугнула меня возможностью того, что фотографию этого мероприятия вывесит в своем Живом Блокнотике. Ольга мне вообще ничего толкового не сказала, но пиво со мной и Марией пить отказалась. Тоже, кстати, показатель. Иногда, в эти темные тонзиллитные моменты, мне кажется, что единственная девочка, которая меня понимает - это Анна, хотя что-то мне подсказывает, что здесь я ошибаюсь больше всего.
Link13 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | April 7th, 2004 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]