March 12th, 2004

dusya

Недавно мы нанесли визит.

Пришли в гости с кремом для подгузников и диском "Лучшие баллады группы Койл". Баллады я мучительно записывала все утро, боялась промахнуться. В гостях перед нами разложили бутерброды с красной икрой и гадким голосом приказали есть, "а не то придется все отдать собакам". Все, что мы не доедали, они просто швыряли через окно - "там пробежит собака, скушает". "Мы потом выйдем и соберем все в пакетик, домой взять чтобы".
- Почему у твоего отца нет ушей? - спрашивает Т., - Я видела его недавно - ты знаешь, что он без ушей? Прикиньте, у ее отца нет ушей.
- Я когда его видела, он был с ушами, - теряюсь, - Может, они накладные. Уши. Он их одевает, чтобы не травмировать ребенка.

"Д., иди угомони свою маму, - просит Т., - Она там бродит по комнате и носит на руках моего ребенка. Песни ему поет и подбрасывает, совсем свихнулась. Я понимаю, она давно не видела младенцев, но Даша не может заснуть".

Д. стесняется - мама приехала к нему в гости. В соседней комнате слышно воркование и недовольное младенческое кхы.

Д. больше не может пить водку, поэтому он называет М. своим именем и заставляет М. пить водку вместо него, Д., как будто это сам Д. пьет водку. Сам Д. пьет сок.

По кухне постоянно бродит потерянный толстый мальчик, который приехал вместе с любвеобильной мамой. Лицо у него самодовольное и жалостливое. "Это Коля".
"Это мой брат Вадим".
"Юрочка, ты ел мясо?"
Через полчаса Коля-Вадим-Юрочка исчезает. Он потерялся. Прибегает долгожданная мама, похожая на Инну Чурикову, кинематографическим глухим голосом всплескивает, шурша: "Д., где он? Он не выходил из дома, где он?"
Осматривает ванную, три раза прибегает на кухню - его точно здесь нет? Смотрит под стул и волнуется. Мальчик пропал, мальчика нигде нет. Все становятся очень тихими и ищут мальчика в однокомнатной квартире, по очереди забегая в разные углы. "Д., где он?" - переспрашивает мать потерявшимся в пустоте шепотом.
- Пропал мальчик! - радостно хохочет Т.
Через какое-то время мальчика находят под раскладушкой. Он там лежит. Молчаливый и загадочный. Зачем он туда забрался - никто не знает. Решаем, что это какой-то странный вид ревности к младенцу - там в квартире младенец, ну и старшие дети иногда, чтобы внимание на себя перетянуть, такие вещи позволяют. Правда, мальчику лет 16 уже. Сюрреализм.
В дорогу нам дают банку сгущенки.
"И все таки странно - у ее отца нет ушей".

Сегодня мне звонит Д. и говорит, что его акустическая система, которая дома, недостойна музыки Койл. Вообще никакой способ передачи звука не достоин музыки Койл. Не промахнулась, значит.