December 28th, 2003

dusya

Диалоги, которые в моде

Диалоги, которые в доме - всюду натыкаюсь, хочется личного, личного ничего нет, у всех личная жизнь, у меня безличная смерть и оттуда линчевские гномики - каррррррма.

- У меня уже третью неделю температура. Мне снятся кошмары, у меня психика ни к черту, когда я десять минут иду по городу, на одиннадцатой у меня начинают дрожать колени и запястья, у меня нет сил, мне кажется, что я умираю.

...- Я обнаружила в себе трогательную танатофобию. Мой главный страх - это то, что в мое отсутствие со мной может происходить что-нибудь совершенно без моего участия. Смерть - это какая-то нечестная квинтэссенция осуществления этой фобии. После меня останется куча вещей. После меня останется куча текстов. После меня останется невыносимое количество людей. И со всей этой мной будут происходить вещи, о которых я ничего не узнаю.

- Я взорву твою квартиру, когда ты умрешь. Хорошо? А друзей твоих я убью. Я всех убью и все взорву. А в тюрьме я буду писать о тебе книги.

- Родителей жалко. Их убивать не надо.

- Если что, я могу убить и твоих родителей. Значит так, договариваемся. Я взрываю все, что в твоем доме - винчестер только из компьютера забери, ною я - хорошо, забираю и взрываю, убиваю всех - оставив пару человек - да, нужно кое-кого оставить - а потом пишу о тебе очень хорошие книги. Гениальные. Договорились?

ага.
теперь не страшно?
нет, спасибо. теперь не страшно.

- - - - - - - -
Сельдерей нужно крошить мачете.
"Я спрошу у них про теннисные туфли?" - о, это следующая серия: "Как избавиться от себя при помощи вымышленных претензий к миру".
  • Current Music
    uriah heep по радио
dusya

Спорт, улыбнись.

В замечательный дождливый зимний день прыгать с крыши. Прыгать с мягкой, податливо-влажной крыши в удивительно теплый телячий, как подбородок забытых первых и вторых, зимний день. С разбегу крепких икр в упругий, как батут и игривый, как бабуин, зимний день. Прыгать с крыши, прыгать с крыши, сладким гранатовым соколом прыгать с крыши, как в книгах Сорокина запретно и специально подло прыгать с крыши в можжевеловый, внутривенный зимний день. День декабря, прыжок и улыбка. Пирожок на прощание сверху поцелуй. Декабрь - огненный слоненок моей и твоей любви. Любви, бви, бви. Я люблю прыгать, я люблю день, этот день невыносимо люблю, до того невыносимо, что прощаться не буду. Спорт, улыбнись.

Как ты подозрительно похожа на Альгиза. Он тоже болен?
dusya

Насущное

Под фонограмму Bad Religion зажигает Леонтьев. Он красив и глянцев - похож на Роджера Далтри.

Марию больничные уродцы все не могут вылечить, и она уже на почве однообразия быти поругалась со старушкой, больной энцефалитом - опрокинула старушкину уточку и рассыпала ее порошочки. И правильно. Завтра принесем Марии в палату маленький телевизорчик, будет тоже смотреть с нами Леонтьева. Господи, как он ЗАЖИГАЕТ под Bad Religion - даже ротик розовенький синхронненько-синхронненько: уап-уап-уап! Красота!