?

Log in

No account? Create an account
December 2nd, 2003 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

December 2nd, 2003

A Day In The Life [Dec. 2nd, 2003|08:20 pm]
deja vu смерть
Утром ужасно хотелось послушать «Говорящую Говядину» . Это потому что я проснулась в семь часов. У нее, у Говядины, была песня про я просыпаюсь в семь часов – сейчас кажется, что автобиографическая. Говядины, правда, нигде не было – ее забрала Евлампия очень давно, у нее была депрессия, и я нежная психоделическая помощь явила ей два диска один с говядиной а другой с 16 Horsepower, смесь кошмарная, но кто знает тот поймет, да. И что вы думали? Тут же случайным гостем пришла Евлампия и принесла мне Говядину, которая валялась у нее неведомо сколько. Евлампия ела клюкву, рассказывала о том, как ее попугайчик умер от внезапных родов и делилась планами: она уезжает работать нелегалом на Кипр. Я специально изменила тут ее имя, чтобы Комитет Государственного Человеколюбия не застрелил ее из ружья в аэропорту, у нас тут часто такое случается – каждое утро весь аэропорт в трупах, уборщице зато платят много, каждый год ездит в Крым отдыхать, солнечный берег, массандровские вина, Никитский Ботанический Сад. Евлампия пообещала сдать мне на хранение все свои бутлеги «Битлз» - вот это я понимаю, золотой души человек!

Вообще, сегодня был чудесный социальный день (кстати, я не уверена в том, кто это пишет – сейчас я уверена, что это пишет Макс, он же Аввакум, кто знает, тот проникнет, а кто не под кожу, тот как маслом по сковороде, привет, Янук, это все равно я), хотя солнца я все равно не видела: мне кажется, его тут вообще не бывает, а что. Еще я видела Алексея – мы пили кофе и вместе спали на подоконнике одного гнусного минского заведения. Алексей был ужасно мил – в метро он ходит по жетону, а не как мы. Мало того: ко мне just только что приходил Дробный Дмитрий, уговаривал подписать с ним договор на установку видеодомофона. Еще чего – у меня такая чудесная железная дверь и никаких гостей, а тут – сальный повод ежечасного визуального френдования всякого прохожего наркомана, там еще фотографии можно распечатывать, галерейку современного искусствечка в коридорчике организовать, маргинальненько, кайф. Во всяком случае, если начать производство ло-фай видеофильмов экспериментального характера, снятых на видеодомофон, можно довольно скоро заработать на этом неплохие бабки. Думаю я, тихо разговаривая с Дробным Дмитрием о какой-то ерунде. Но что делать с гостями – я не знаю. Чорт с ними, с бабками – пусть лучше я буду одна тихим милым аутистом (о, я ужасно милый аутист! Зайдите ко мне на чай – я буду сидеть в уголке и грызть ногти на ногах от трогательного смущения и бытовой ненависти), безумно привлекательным в своей нескончаемой самости, чем постоянно пялиться в экран и членораздельно выговаривать: «У меня ГАЙМОРИТ – я не открою вам дверь, у меня гайморит, у меня гайморит, это песня такая». А на самом деле не гайморит, а воспаление лицевого нерва, но гайморит страшнее и еще музыкальная ссылочка.

Про всякую гадость, которая безумно раздражает в вас окружающих, вы можете, кстати, так и говорить: «Это песня такая». Тупо, конечно, но народ ведется.

У нас тут полярная ночь. Именно поэтому мы деградируем, ага. Колорадские жуки дверь закрыли на засов. Люблю вас всех нечеловечески.
Link2 comments|Leave a comment

Непонимание. [Dec. 2nd, 2003|08:26 pm]
deja vu смерть
Я не понимаю Годара. Сначала я просто спала на его фильмах (студент, тяжелые времена, сессия и кофе, недосып и недоедание), теперь я на него злюсь. Годар заставляет меня чувствовать себя идиотом. Разговоры о Годаре похожи на медленное разжевывание теннисного шарика: «Я стала полный идиот, я даже диссертацию не могу написать!». Я сидела на диване и невыносимо думала о Годаре. Решила, что Годар, как и Аристотель, был гномиком. Наверняка каждый Новый Год он встречал в духовке. Найдутся те, кто возразит мне и докажет – безусловно! – что Годар вовсе не был гномиком, что он был – Лев, Сервант и Кожаная Сабля в одном лице. Пусть они будут правы, пусть. Хотя я не представляю, как Лев и Сервант могут уместиться в духовке, но факт потенциально безболезненного помещения туда Кожаной Сабли (я знаю, это возможно) сметает все сомнения: я не люблю спорить, я считаю, что всякое мнение о том, что не поддается формальной логике – единственно верное. Мое решение – Годар был гномиком. Именно о нем – все фильмы Дэвида Линча, который, как и я, был раздавлен непониманием, астральным сексом, рваной пустотой вместо горла и проваливающимся в мягкие недра языком, оказавшимся глупой вывеской, а не китайским императором, который, если вдуматься, все равно – глупая вывеска. Этот акт – «если вдуматься», разграничивающий императора как физиологическую данность и вывеску как синоним разлагающейся царственности понятий, выступает главной пирамидой, на которую у меня нет сил карабкаться. «Если вдуматься» – стержень данного послания и волшебный метод расслоения того, чего нет, на целую сеть возможных последствий того, что могло бы быть. Но поскольку мне хватает ума не делать то, что могло бы быть, альтернативной реальностью, я со сладостным выдохом скажу, что меня Годар не касается – я не идиот, я не идиот, это мантра? Да, это мантра. «Да» – это мантра. Да, да, да.

«Нет», - говорю я и меня, к счастью, не понимают.
Link6 comments|Leave a comment

Eighties [Dec. 2nd, 2003|08:46 pm]
deja vu смерть
Внутри каждого человека – его собственные 80-е. Когда разговариваешь, смешным озарением загорается на запястье лозунг – ты говоришь не с человеком, а с чьими-то восьмидесятыми. С чьими-то личными 80-ми. Чтобы акт коммуникации состоялся, можно напрячься изо всех сил и подключить к трансакции свои собственные 80-е: в крайнем случае, вытянуть оттуда самую сильную метафору (мои предпочтения: абрикос, разбитый о стену, весенним вечером обрывать веревки с влажно бормочущим бельем, цыганский мальчик дарит нам с бабушкой дрессированного богомола) и позволить вашим восьмидесятым нежно выталкивать страстное взаимосопротивляющееся суфле из круга Мирового Сознания. Чьи восьмидесятые оказываются вытолкнутыми наружу – тот проиграл. Приходит домой, заваривает мятный чай и разглаживает морщинки: были ли там осенние листья? кто называл меня полным именем? Спускается в книжный магазин и ищет литературу – лучше бы это был специальный вопросник, помогающий эффективно реорганизовать и детализировать индивидуальные 80-е. От каждого человека нам остается часть речи – и задача нашего поколения состоит в выпаривании этой части из всепоглощающих и раскаленных, как бойцовский пес, 80-х.
Link1 comment|Leave a comment

navigation
[ viewing | December 2nd, 2003 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]