November 22nd, 2003

dusya

(no subject)

Снилось, как практически весь обнажен господин К. задумчиво вертится пред моим комнатным зеркалом, не будучи осведомленным о пристальном моем наблюдении за этим более чем странным актом: потом он снимает с себя трусы и садится на корточки, чтобы рассмотреть свой живот и колени. Как будто снова обрел тело или что. Или в моем зеркале он реальнее, чем. Да какая разница, но при чем тут я - становится невыносимо смешно. Я закрываю глаза от какого-то неуютного чувства отсутствия жалости или ассоциативности и прячусь с головой под одеяло - я знаю, что это сон, и что когда я снова глотну воздуха, перед зеркалом будет стоять столб белого света по имени - - -
  • Current Music
    dave matthews - gravedigger
dusya

(no subject)

"На самом деле умирающим людям окружающий мир совершенно не интересен".
dusya

Mind Games

- Слабость, расслоение рук и ног, разжижение мыслей, усталость такая постоянная и творческий кризис при этом, нежелание делать вообще что-либо, нежелание зарабатывать деньги, потому что их все равно нет и не будет, головные боли и ноющая судорога внизу, где-то внизу, низкое давление, высокое давление, астения, а еще когда я сажусь на табурет - вот так...

(дает совет: напиши об этом в Журнал "Здоровье")

- Подгибаю ноги - и чувствую, как меня выталкивает из собственного тела какая-то невыносимая сила, похожая на иссушенный звук флейты...

(дает совет: каждое утро ешь творог и яишницу)

- Я ничего не хочу. Я ничего не могу. Мне кажется, что меня вообще нет, и меня это не волнует...

(дает совет: позвони матери, позвони отцу, позвони Энди Уорхолу на небеса)

- Вы можете дать мне что-либо еще, кроме совета? Вы можете дать мне:
а) денег
б) денег
в) денег

(дает совет: деньги вы можете взять вот тут (пишет схему))

(идет и берет деньги)

(день заканчивается вничью)
  • Current Music
    sting - dead man's rope
dusya

(no subject)

Что происходит с длинными дивными постами, которые мы старательным вензельком выписываем нервно, а вдруг щелчок - и пустота, и неоткуда и больше не вернуть?

Их забирает Господь к себе в Избранное. Их забирает Господь к себе в Избранное.

Спасибо, М.И.
dusya

Don't Fear The Reaper

Меня боятся проводницы. Меня боятся некоторые читатели. Меня боится (или просто ненавидит) мама Антона Сидоренко, аспиранта и человека. Меня боятся мыши, которые живут у родителей (родителей мыши не боятся, привычно идут в руку, запрокидывая блестящие морды). Меня боятся некоторые сестры. Меня боится друг детства Серега, потому что ему уже лет пять кажется, что я откуда-нибудь узнаю, что он спился, это при том, что о том, что он спился, он узнал в первую очередь от меня. Меня боится теткина овчарка, когда я не одна. Больше меня никто не боится, даже Алиса Бизяева и Альгиз - как я их не пугала, не боятся, и все тут.

Зато я боюсь Гилмора. Это не идет в сравнение ни с чем вышеописанным - так, это прах и усы покойного героя-прадедушки. Гилмор - чужой, он никогда не спал в моей комнате, этим и страшен. Я боюсь всех, кто никогда не спал в моей комнате, но Гилмора я боюсь больше всего. Он мне часто снился в разрезе - Гилмор. Особенно когда подкошенная гриппозной лихорадкой выкашливала из пунцовых легких по кусочкам розовое детство - являлся зыбкий, как куст сирени, Гилмор из небытия, зависая угрожающим напоминанием о смерти над моей неповинной головой, сосудом с нежным вином воспоминаний и спелым плодом - который всякий раз являлся Гилмору чем-то самым родным, самым сочным и легкоперевариваемым: я видела это в его глазах.
dusya

the KKK took your baby away

Жизнь прекрасна - каждое божие утро в четыре часа дня наступает ночь и я ложусь спать.
= = =
Если вдруг вы хотите, чтобы я перевела вам черничный кисель на итальянский или принесла немного шамбалы прямо домой, то меня уже нет, я уехала к родителям помогать им убивать рыбу, которая ломится к ним в дом и угрожает всем своей слизистой. Не спрашивайте никто о причинах, не плачьте никто о несбывшемся, не думайте, что это все из-за Брайана Уорнера.