November 4th, 2003

dusya

Тоскливое

Тоска по Опоссумову запоминает меня, как алфавит, раскладывая кажду каплю мозга на рубиновые буквы. Тоска по Опоссумову вынимает из меня карму и, пронзительно щуря глаз, кладет ее на мокрую тарелку осенних листьев. Тоска по Опоссумову не вызывает никаких музыкальных ассоциаций, поэтому я живу в аскетической тишине. Тоска по Опоссумову религиозна - мне снятся церкви, где священные юноши в рясах кормят меня тонкими бутербродами с сыром. Тоска по Опоссумову не убьет меня, потому что я ее не замечаю, не замечает ее и никто вокруг, не замечает ее и сам Опоссумов, потому что его не существует. Он - внутри меня, Опоссумов. Я хочу позвонить ему и сказать, что стала корзиной забытых человечеством фруктов, но я не помню его телефона. Да у него никогда и не было телефона.

Но выход нашелся. Я заварила кофе и стала слушать Clawfinger. Nothing going on! Nothing going on! I gotta whole lotta nothing, nothing going on!
dusya

Палочники?

Ходили вчера смотреть на насекомых. За стеклом были инопланетяне. Они танцевали и молили о помощи, протягивая к нам грустные зеленые ручки. Что с этим можно сделать?
  • Current Music
    marilyn manson - golden years
dusya

О реальности

Вчера весь вечер смотрели телевидение. Для эксперимента - хотелось узнать о том, что такое РЕАЛЬНОСТЬ, откуда берутся слова, чем душат люди, как раздувается атмосферка. Боже, как оно удивительно. Телевидение удивительно. Отель миллион долларов еще раз - мир полон красоты, возможности и ТЕЛЕВИДЕНИЯ. Теперь я знаю об этом мире все.

Но о главном. Так или иначе, по БТ показывали Сашу и Сярожу - господи, кто их туда ПУСТИЛ вообще, это божественно - неужели у нас теперь демократия, почему вообще закрыли газету "Навинки", купил ли Янь себе таки новую "Крамбамбулю", почему блин Андруша этого не видит - он бы радостно ржал несколько суток от такой трогательной инвазии абсурдно-искреннего в монументально-болотистое.
  • Current Music
    clawfingerrrrrr
dusya

Сон

Я и два иранца. Одного зовут Питер Гэбриел. Мы едем в автобусе куда-то далеко, чтобы умереть. По дороге мы играем божественно красивую музыку. У меня в руках барабан. Я счастлива.

А ведь и правда.