October 6th, 2003

dusya

В слова можно возвращаться

Вчера мне звонил Кучерявцев.
- Вернитесь ко мне, - радостно говорил он, - Я уже совсем здоров. Трихинеллеза уже нет, и с позвоночником теперь все тоже хорошо, я нормально хожу и даже бегаю по пятницам в саду.
- Милый Кучерявцев! - грозно сказала я и задумалась: вспомнила, как из сгнившего позвоночника Кучерявцева сочно вываливались глупые и какие-то нелепые белые черви, скользившие между моими влюбленными пальцами.
- Милый Кучерявцев! - со слезами сказала я, потому что вспомнила, как печально смотрел он на червей, как дарил мне анемоны и осциллографы, как -
- Какое говно получается, - мрачно сказал Кучерявцев.
- Говно, - согласилась я и положила трубку, потому что в ванной переполнилась вода и соседку уже который раз залило, бля, как надоело делать людям гадости - опять же притащится сейчас и будет орать своим омерзительным визгом, как подстреленный хорек.
dusya

Статистика дня

- Напоила тыквенным соком некоторое количество любезных моему сердцу людей - тыквенного сока было много, литр в стеклянной пузырчатой молдавской банке.
- Выслушала в телефон, сказала немного чего-то глупого.
- Видела воду, светящуюся вдоль воздуха невидимым шоссе вверх.
- Скачала одну песню группы "Пожиратели лотосов" - первый раз в жизни я решила что-то послушать только потому, что мне это посоветовал абсолютно незнакомый человек.
- Не попала на "Догвилль", ага, наверное, еще хуже "Повешенной девушки", может, оно и ничего.
- Долго и нервно вопила а-ля leave me alone или утоплюсь-ка я в озерах печали моей.
- Заявила родной матери, что недовольна ее успехами в психологии.
- Нашла у себя симптомы как минимум двух довольно в перспективе летальных болезней - ключ поверни и пааалеееетееееели!
- Порадовала Алиску маленькой детской яишенкой, сделанной из какой-то жвачки, слепка прошлого да не вышлого, именно, именно, именно.
- Поняла, что у меня не сложилось мировосприятие - ну и ладно, так интереснее, будем гибки, как простынь на морозе.
dusya

Underwater

Вы просыпаетесь утром, как сахар из сахарницы, тонкой струйкой на немытый пол, идете к зеркалу, чтобы повстречать там Иисуса - почему бы Иисусу не улыбнуться вам из зеркала? - а у отражения глаза полностью чорные, как будто проснулся только один из вас, а второй остался гулять в идиотской темноте, и будет гулять там целую вечность.
dusya

All the leaves are brown. For Holz.

Ян. Все-таки я тоже мертвая. Все, что во мне живет и заставляет меня слушать музыку - это Добрая И Светлая Память, Которую Я Себе О Себе Оставила. Все-таки видишь, как важно оставить о себе добрую память, чтобы жить в веках - а я буду всегда и в веках, теперь-то не сомневаюсь.

I pretend to pray - гениальная строчка из любимой песни.