September 16th, 2003

dusya

Рассказик для Людмилы Петрушевской

Варвара Печень, жена маленького Петра, дочь свою Катерину дома не держала, отдала ее своей матери Аксиньи на воспитание, чтобы маленький Петр не пугал Катерину безумными речами своими, иногда и слюна у него изо рта текла, в общем, девочку было решено не травмировать. У Катерины была крестная мать Елена и крестный отец Михаил, они любили маленькую Катерину, несмотря на то, что Варвара Печень, маленький Петр и безумный отец Катерины, Гоша Веревкин (рок-музыкант) трамвировали Катерину по самые помидоры, и Катерина за собой странное поведение начала замечать, очень странное для смышленой двенадцатилетней девочки. Тут еще ситуация - Катерина испытала глубокое чувство по отношению к местной знаменитости, алкоголику (рок-музыкант) Юрке Сливочное-Помадко, который, еще до того, как заделался алкоголиком, являлся сердечным другом Анастасии, дочери Елены и Михаила, крестных родителей маленькой Катерины. Катерина быстро смекнула, в чем дело, и начала таскать из дома серебряные ложечки, чтобы Юрка не пил всякую дрянь - вот же можно дорогого хорошего вина купить. Сразу было понятно, чем это все закончится, тем более, что спившийся Сливочное-Помадко жил какими-то иллюзиями по поводу очень давно отвергнувшей его Анастасии, что вообще переросло в какую-то идиллию - в конце концов влюбленная, пьяная и беременная Катерина попалась на том, что пробовала украсть у матери и маленького Петра нажитый долгими трудами японский видеомагнитофон (местная знаменитость был голоден, надо было продать что-нибудь непременно, концерт на следующей неделе), вследствие чего, будучи отхлестанной по щекам, расплакалась и начала кричать, что вообще во всем виновата Анастасия, которая им обоим не дает жизни своей неуместной ревностью (Анастасия, надо сказать, давно уехала в Москву и работала там главным бухгалтером на какой-то фирме, о том, что происходит в родной деревне, она и слыхом не слыхивала, ей надо было за квартиру платить, Черемушки, вот проблема) и даже вроде бы грозилась повеситься, если Юрка Сливочное-Помадко не поселится у нее в этой самой квартире в Черемушках (новых Черемушках, точнее), а у них тут вроде бы несчастная любовь, потому что Юрка вообще лучше всех, это понятно, нигде не работает, они поженятся, ну и что, что ей всего двенадцать, она его спасет. Юрка ничего не говорил, он пьяный валялся в доме у Аксиньи, которая уже подумывала вызвать милицию, да чего-то боялась. Варвара Печень, в прошлом учительница литературы (маленький Петр был ее любимым учеником), позвонила несчастной Елене, которая как раз переживала midlife crisis, и начала всхлипывать в телефон - мол, мою дочь обесчестили, то есть твою крестницу, причем обесчестил ваш будущий зять, то есть он так говорит, что будущий зять, это никуда не годится. В общем, закончилось все вообще банально - Елена чуть не убила ничего не понимающую Анастасию (которая сидела в своей Москве и ничего не знала, особенно не желая знать вконец спившегося Юрку Сливочное-Помадко) - дистанционно, по телефону, дорого в Москву звонить, но ничего, Юрке набил морду суровый Михаил (за клевету! - говорил он потом), беременной Катерине сделали насильственный аборт, Юрку посадили за растление несовершеннолетних, Катерина разрезала себе вены и сошла с ума (не умерла, нет), Анастасия перестала разговаривать с родителями (а чего они всякую дрянь про меня говорят? - удивлялась она) и, в общем-то, все шло как идет. Анастасия уже потом вспомнила, как в ранней юности, когда ей было лет семнадцать, ходила на день рождения к маленькой Катеньке. Она была очень красивая тогда, в синем платье, чем-то похожая на саму Анастасию, сидела влюбленно у нее на худых коленях, и Анастасия читала ей вслух книжку "Ромео и Джульетта" с позолоченными картинками, которую принесла ей в подарок на шестилетие.
  • Current Music
    iggy pop - in the death car
dusya

(no subject)

Способность не чувствовать боли - это один из видов кармического наказания.

Потому что безболезненное (но от этого не менее разрушительное) сжирает гораздо скорее и эффективнее, становясь очевидным только на финальной (летальной) стадии развития.