September 12th, 2003

dusya

Последний день

Официально, кажется, у меня сегодня последний рабочий день. Возможно, меня просто так никто не отпустит, но ладно. Теперь джаз может закончиться, может начаться настоящая жизнь или отсутствие ее. Чтобы понять, кто ты, надо избавиться от всего, в чем ты. Затем приходит понимание. Если ты понимаешь, что ты - это что-то другое, то просто открываешь дверь и идешь. Если ты понимаешь, что ты - это все, от чего ты только что избавился - тоже хорошо, тебя НЕТ.

Вчера был день анонимных посетителей. Схваченный момент - Карп сидит на полу с дыркой в обнаженной груди (Макс пробовал приколоть ему туда значок с грибочком, подаренный мне Альгизом) и треплется по телефону с Хольцтеллером, а мы с Максом одновременно касаемся языками странной вмятинке на его лысо и тошнотворно выбритом темечке.
"У них любовь, видимо - и они ее так странно выражают, вылизывают мне череп, ненормальные!" - испуганно говорит он Хольцтеллеру.

Хольцтеллер сидит на РЕВИТЕ - он не приедет на выходные. В занятый телефон не может дозвониться алкоголик Серега, которому необходимо где-то переночевать в эту дурную зимнюю ночь, когда все места в моей квартире уже заняты - сегодня у меня ночует сестра Александра (это такое имя), и уже потом Серега будет орать: "К тебе что, можно только по предварительной записи приходить?", а я буду совершенно серьезно отвечать: "Ну да, только так ко мне и приходят", понимая, что мне все равно не верят.
  • Current Music
    dEUS - Little Ariphmetics
dusya

(no subject)

На каком-то этапе разучиваешься мучаться по безвозвратно исчезнувшему. Иногда даже радуешься - потому что когда что-то исчезает насовсем, оно стопроцентно остается с тобой в застывшем, как козявка в янтарике, виде, и не может удивлять тебя непредсказуемой динамикой, невыносимой эволюцией и мучительной трансформацией. Вива.