deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:

(нелитературн) Мама, папа и референдумь.

В воскресенье я уехала к родителям, чтобы не наблюдать безумия кругом и внутри.
Родителям скучно жить в маленьком городке Б., для них референдум - это праздник и развлечение. Там действительно было очень развлекательно - играли местные рок-зирки, шумели оркестры и развевались плакатцы. Когда я приехала, папа валялся на диване, мрачно пил водку из маленькой бутылочки и смотрел фильм ужасов, иногда переключая на новости. Когда в новостях показывали чье-нибудь лицо, папа плевался водкой и переключал назад на фильм ужасов. "Это спокойнее, это не бесит меня" - темным голосом говорил он. Тут пришла мама, но папа посмотрел на нее криво. Оказывается, он на нее обиделся. "Она меня напугала утром, - сказал он, - Напугала, бля, лагерями".

"Хи-хи" - сказала мама, схватила недопитую бутылку водки и унесла ее на кухню, чтобы вылить в раковину. Папа тем временем мне жаловался.

Утром они радостно ходили голосовать, всей семьей, красота. Папа быстренько проголосовал, потом размашистыми шагами пошел в буфет. Там продавали алкоголь.
- Чарка! - громогласно сказал папа, - Это хорошо! А где шкварка?!
Продавщицы молча вытаращились на него.
- Это не я придумал, это президент говорил - чарка и шкварка! - возмутился папа, - Просто вот чарка у вас есть, а шкварка где? Жить ведь стало лучше, стало веселей? А шкварки нет. Кошмар какой-то!
Продавщицы сделали каменные лица и начали пятиться куда-то в пустоту.
- Стало жить вам веселей? - радостно прищурился папа. А когда он прищуривается, он становится похож на Ленина. Смотреть без слез нельзя.
- Миша, вот же есть БУТЕРБРОДЫ, - испуганно сказала мама, потому что ужасно испугалась, что папу заберут прямо сейчас и ей одной придется выгуливать ротвейлера, а это ужасно проблематично.
- Бутербродики! - умилился папа, - Куплю собачке!

Мама закатила глаза. Это были показательные бутерброды для электрората. Порицать бутерброды запрещалось априори.
Папа купил два бутербродика и вышел на улицу.
- Вообще-то нет, - задумчиво сказал он, - Я не буду давать своей родной собаке лукашенковские бутерброды.
Тут он начал орать на всю улицу:
- Собачки-собачки-собачки! Кушать-кушать!

Мой папа очень любит бездомных собачек. Он их всегда подкармливает чем-нибудь. Они слышат его голос и сразу сбегаются обычно, где бы он ни был. Собаки его за километр чуют. Где бы он ни был, за ним всегда плетется две-три бездомные собаки.

Но в этот раз ни одна собака не подошла.
"Вот, - грустно сказал папа, - Собачки не хотят есть ЭТИ бутерброды".

Тут мама взяла папу за подбородок и сказала:
- МИША. А ВЕДЬ В ТРИДЦАТЬ СЕДЬМОМ ЗА ГОРАЗДО МЕНЬШЕЕ ДАВАЛИ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ ЛАГЕРЕЙ.

И тут папа обиделся. И у него началась депрессия. И он испугался очень. Вот и сидел весь день дома, водку пил. Мама хихикает как может: "Будем к тебе под окна с Ретошкой ходить, хихи!" (Ретошка - это ротвейлер, имя такое, семейное). "У нас как раз дача около зоны, хихи, рядышком все, будем тебе патиссоны носить". Хихи да хаха. Веселый человек. Некоторые говорят ей: "Лариса, ты страшный человек". А она вовсе не страшный - веселый вот только, хихи. Я в нее пошла, ага, угу.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments